Старообрядцы в Туве в начале ХХ века и в период Тувинской Народной Республики

Татаринцева Маргарита Петровна

Аннотация


Целью статьи является анализ особенностей культуры и существования старообрядческой общности в Туве в начале XX века, а также в период существования Тувинской Народной Республики (1921–1944 гг.). Материалами выступили общие исследования по истории и культуре старообрядчества в России и Сибири, а также документы из Научного архива Тувинского института гуманитарных и прикладных социально-экономических исследований.

Переселившиеся в Туву (Урянхайский край) в конце XIX — начале XX века старообрядцы,  общая численность которых составляла примерно треть от всех русских переселенцев, в первые десятилетия находились здесь в относительно благоприятных условиях. Тува для них была удаленным местом, благоприятным для соблюдения политики изоляционизма; здесь они искали землю обетованную, недосягаемую для «слуг антихриста» (царских чиновников) — Беловодье; край, богатый природных даров, рассматривался ими как место, где каждый трудолюбивый христианин может успешно вести собственное хозяйство. Хотя обживание новых, далеко не всегда благоприятных для ведения крестьянского хозяйства мест было связано с немалыми трудностями, старообрядцы сумели адаптироваться к изменившимся природно-климатическим условиям, сумели установить приемлемые взаимоотношения с местными властями, которые не особенно вмешивались в их жизнь. Старообрядцы занимались, наряду с земледелием и скотоводством, охотой, рыболовством, промыслами, ремеслами, торговлей.

Положение староверов сильно осложнилось, когда в ТНР в 1930-е годы был взят курс на ускоренное строительство социализма, в стране началась борьба с религией. Те из старообрядцев, кто по религиозным мотивам упорно отказывался изменить свой образ жизни,  идти в армию и т. д., а также монахи, служители культа осуждались на длительные сроки, которые отсиживали за пределами Тувы. У верующих резкое неприятие вызывали переписи, паспортизация, принуждение отдавать детей в школу, где их учили безбожию и т. д. Старообрядцы семьями удалялись «спасаться» в глухую тайгу, горы, где нередко погибали, некоторые даже совершали акты коллективных самоубийств. Тем не менее, старообрядчество выжило в этих условиях и в Туве, продолжает существовать до сих пор.


Ключевые слова


Урянхайский край; Тувинская Народная Республика; Тува; старообрядцы; история Тувы; репрессии; русские в Туве

Полный текст:

Литература


Бойко, Е. С. (2011) Материнская речевая деятельность в социуме староверов на Енисее. Красноярск : Красноярский государственный педагогический университет им. В.П. Астафьева. 328 с.

Кремлева, И. А. (1997) Старообрядчество // Русские / отв. ред. В. А. Александров. М. : Ин-т этнографии и антропологии им. Н. Н. Миклухо-Маклая. 828 с. С. 710–721.

Покровский, Н. Н., Зольникова, Н. Д. (2002) Старообрядцы-часовенные на востоке России в XVIII–XX вв. Проблема творчества и общественного сознания. М. : Памятники исторической мысли. 471 с.

Расков, Д. С. (2001) Хозяйственная этика русского старообрядчества // Старообрядчество: история и современность, местные традиции, русские и зарубежные связи : Материалы VI Международной научно-практической конференции. Улан-Удэ : Бурятский государственный университет. С. 45–49.

Рукавицина, Е. А. (2009) К вопросу историографии старообрядчества в Туве // Вестник Московского государственного университета культуры и искусств. № 4. С. 88–91.

Стороженко, А. А. (2004) Старообрядчество Тувы во второй половине XIX — первой четверти XX вв. : автореф. дис. … канд. ист. н. Кызыл. 23 с.

Татаринцева, М. П, (2015) Старообрядцы Тувы: ретроспектива и современный этап // Старообрядчество: история и современность, местные традиции, русские и зарубежные связи : Материалы VI Международной научно-практической конференции. Улан-Удэ : Бурятский государственный университет. С. 137–143. DOI: 10.18101/978-5-9793-0771-8-137-143

Татаринцева, М. П. (2006) Старообрядцы в Туве : историко-этнографический очерк. Новосибирск : Наука. 216 с.

Walters, F. (2001) Religion in Tuva: Restoration or Innovation? // Religion, State and Society. Vol. 29, issue 1. P. 23–38. DOI: 10.1080/09637490120061877


Ссылки

  • На текущий момент ссылки отсутствуют.